Skip to Main Content










Петербургские IT-компании ищут противоядие от санкций

26/01/2018

IT-индустрия — это главный драйвер повышения эффективности производства в Петербурге, охватывающий почти все сферы экономики. Такое мнение выразил исполняющий обязанности председателя комитета по экономической политике и стратегическому планированию Петербурга Валерий Москаленко. Более того, это один из экспортных лидеров региона — по оценкам президента Ассоциации «Руссофт» Валентина Макарова, экспорт продукции IT-компаний из Петербурга в 2017 году составил 2 млрд долл. — и один из ведущих работодателей по итогам последних лет.

Однако, как полагают опрошенные РБК Петербург руководители софтверных компаний, текущий год станет для этой отрасли крайне сложным. По их словам, для фирм, ориентированных на российский рынок, главными проблемами будут снижение платежеспособного спроса и рост фискальной нагрузки. Что касается производителей программного обеспечения (ПО) на экспорт, то они все чаще сталкиваются с антироссийскими санкциями. Желание преодолеть санкции подстегнет многие софтверные компании к смене «географической ориентации», рассказали представители индустрии, делясь с РБК Петербург прогнозами на 2018 год.

Генеральный директор «Ланит-Терком», профессор СПбГУ Андрей Терехов:

«В 2018 году мы нацеливаемся на увеличение доли российских клиентов в нашей выручке. «Ланит» — экспортная компания, и 80% в структуре наших продаж занимают заказчики из зоны евро и доллара. Остальное — клиенты из России. Мы бы хотели реструктурировать выручку и закончить 2018 год с пропорцией 60% на 40%.

Это не значит, что потенциал работы с Западом для нас сократился. Расширяя бизнес в России, мы его диверсифицируем, пытаемся защититься таким образом от непредвиденных угроз. Пока санкции на нас практически не повлияли, однако нет никаких гарантий, что в случае ухудшения дипломатических отношений западных стран с Россией мы не потеряем Запад как основного клиента.

Из тех направлений, на которые мы возлагаем надежды, я бы выделил компьютерное зрение, реинжиниринг (перевод старых программ на новые платформы) и информационную безопасность.

Рекламу нашим технологиям в области компьютерного зрения сделала попытка атаки 13 дронов-диверсантов на российскую авиабазу в Сирии в начале года. Как быстро выяснилось, дроны управлялись с помощью активной системы навигации по радиоканалам. Благодаря этому российским военным удалось перехватить контроль над дронами и нейтрализовать угрозу. Часть дронов даже удалось посадить.

Дронам с нашими системами компьютерного зрения не нужны никакие радиоканалы, ни GPS, ни Glonass. Они становятся автономными от внешнего управления летательным объектами, ориентируются только по видеоизображению, то есть просто смотрят на землю. Инцидент в Сирии продемонстрировал слабость систем активной навигации, и актуальность нашего продукта стала очевидной. На следующий же день к нам в офис приехало несколько заказчиков. Контракты в области компьютерного зрения уже приносят нам миллионы долларов, мы рассчитываем удвоить эти суммы.

Из негативных трендов я могу выделить обостряющуюся нехватку кадров. Это не только российская, это мировая проблема, о ней говорят все. Но мало кто говорит, что она напрямую коррелирует со снижением качества исследовательской деятельности в России. Фундаментальных исследований у нас практически нет — по крайней мере, их очень мало. Власть предержащие не понимают, что нельзя готовить кадры без фундаментальных исследований. Еще 200 лет назад немецкий ученый Гумбольдт сказал, что не бывает образования без исследований.

Нельзя рассчитывать на то, что вы возьмете 100 человек, посадите их у доски, и выйдет старый седой профессор Терехов и чему-то их научит. Так не бывает. В правительстве думают, что, увеличив число бюджетных мест на 37%, они решат проблему дефицита квалифицированных кадров. У нас ведь кроме московских, питерских, новосибирских вузов работает масса университетов, которые ничему не учат. Проблема решится, только если наряду с увеличением бюджетных мест перестанет лихорадить Академию наук, если университеты начнут на порядок активнее заниматься фундаментальными исследованиями. Существенная часть передовых технологий крупнейших корпораций, таких как Microsoft, IBM — это плод исследовательской деятельности университетов.

Другая отраслевая проблема — это отсутствие законодательного регулирования, эффективного климата для развития стартапов. В России много умных творческих людей, они здесь придумывают хорошие проекты, но реализуют их в Силиконовой долине, потому что там для этого есть все условия, а у нас ставят палки в колеса и разводят бюрократию».

Константин Цивин, вице-президент по маркетингу и развитию бизнеса, «АстроСофт»: «Если говорить о направлениях бизнеса нашей компании, связанных с государственным заказом, то в 2018 году мы прогнозируем снижение. Вообще, на российском рынке стало гораздо труднее монетизировать свои идеи — это связано с общим состоянием экономики.

Я полагаю, что ввиду сокращения базы потребителей, слабые игроки рынка ПО будут умирать, а новые, которые бы сразу обратили на себя внимание, не появятся — хотя бы потому, что этот бизнес требует больших инвестиций мозгов. Квалифицированных людей, которых можно было привлечь с российского рынка труда, IT-компании уже поделили между собой, а быстрого и качественного пополнения образовательная система, по моему мнению, обеспечить не сможет.

Для нас эта ситуация является волшебным трамплином: к нашим embedded-разработкам заказчики проявляют растущий интерес, а конкуренция сокращается. Мы планируем воспользоваться ожидаемой расчисткой рынка системного ПО для укрепления наших позиций как на российском, так и на зарубежном рынках. Отмечу особо, что активизация нашей работы на экспорт — одна из основных задач на 2018 год».

Галуст Шахбазян, руководитель представительства ESET NOD32 по Северо-Западному федеральному округу: «Рынок продуктов для защиты информации на подъеме, поскольку ценность данных многократно возросла — в том числе, благодаря переводу множества сервисов из офлайна в онлайн. Судя по поступающей к нам информации, тренд набирает обороты. В частности, по нашим сведениям, подавляющее большинство сетей быстрого питания полностью перейдут в ближайшей перспективе на электронные кассы без сотрудников.

В то же время рынок антивирусного ПО насыщен, и продажи растут довольно медленно. Технологически продукты крупнейших игроков выровнялись, и мы боремся с конкурентами за доли процента на рынке. Альтернативные технологии: офисный контроль и DLP, сервисы класса Threat Intelligence, защита удаленного доступа — позволят нам выйти к тем клиентам, которые пользуются антивирусами конкурентов.

Если говорить о конкретных запланированных нами проектах, то это подписание договоров с крупными корпорациями, как с российскими, так и с международными. Некоторые коррективы в планы вносит продолжающийся тренд на импортозамещение, но его компенсирует высокий спрос со стороны частных заказчиков. Факторами роста стали резонансные эпидемии шифраторов 2017 года, а также истории о потерях данных крупнейшими корпорациями».

Источник: www.rbc.ru