Skip to Main Content





В ожидании «часа Х»: какие профессии уничтожит цифровая революция

26/09/2017

Рынки и бизнесы претерпевают большие изменения в процессе цифровизации экономики, вплоть до умирания целых отраслей. Наглядным примером может служить индустрия записи музыки и видеоконтента: сначала практически умер рынок виниловых пластинок и пленочных магнитофонов, потом тяжелая участь постигла рынки заменивших их CD и DVD дисков. Сходит на нет индустрия электронно-лучевых телевизоров, стремительно сокращается ручная сборка машин и механизмов. Эти процессы коснулись экономики Петербурга, но их темпы серьезно различаются от отрасли к отрасли.

Сейчас такое развитие более всего трансформирует сферу IT. В ходе этой трансформации становятся неактуальными и даже умирают профессии, бизнесы и целые рынки, которые до сих пор казались самыми перспективными. В этом контексте можно говорить, что цифровая революция начала «пожирать своих детей».

Российские программисты не проиграют
«Уже некоторое время назад нам стало ясно, что дешевая работа по кодированию при разработке программ должна быть заменена машинными алгоритмами, — утверждает президент Ассоциации «РУССОФТ» Валентин Макаров. — Начинающиеся в Индии массовые сокращения программистов — объективный мировой тренд».

Но к российским софтверным компаниям это относится в очень небольшой степени, утверждает эксперт. «Массовых сокращений программистов и заказов у нас не будет, — утверждает Макаров. — Наша ниша в мировом разделении труда в IT — это высший уровень сервисного программирования — high-end solutions. Мировые компании заказывают нам разработку конечных продуктов, которые они потом под своими брендами продают по всему миру. Такая наша специализация будет востребована мировым рынком всегда — и чем дальше, тем больше». Российские софтверные компании, в отличие от индийских, окажутся бенефициарами развития цифровых технологий, полагает Макаров.

Жертвы автоматизации
От цифровой революции уже начинают страдать, по словам Макарова, фирмы-посредники и специалисты, занятые организацией потоков информации: «На глазах исчезают диспетчеры такси, начинается широкомасштабное сокращение call-центров в компаниях самых разных отраслей. В промышленности автоматизация производства высвобождает большое количество людей, которые вручную управляют процессами. Наибольшие сокращения будут там, где не нужно квалифицированного маркетинга и продаж, и где большая часть операций производится в соответствии с формальными критериями — потому легко автоматизируется». К таким сферам эксперты относят банки, налоговую службу, пограничный контроль, социальные службы, простые услуги юридических консультаций, а также юридическое оформление типовых сделок.

О сокращении «легко автоматизируемых» функций, а значит и бизнесов, уже вполне уверенно говорят в российских рекрутинговых агентствах. «Продолжатся сокращения численности бухгалтерских подразделений на средних и крупных предприятиях, в том числе государственных, — пишут в своем отчете аналитики Superjob. — К 2020 году рынок труда для бухгалтеров начального уровня и делопроизводителей может сократиться в 3 раза».

Автоматизация автоматов
На втором этапе цифровой революции серьезная трансформация, как считают эксперты, произойдет в сфере автоматизации промышленного производства. Промышленное программирование модернизируется подобно оффшорному. Большинство задач промышленного производства заводские инженеры смогут решать сами, без привлечения программистов, с помощью стандартных «промышленных» программ. Инженеру достаточно будет сформулировать машине, построенной по технологии искусственного интеллекта, задачу голосом или при помощи нейроинтерфейса. И ему не придется для этого осваивать все премудрости профессии программиста.

Впрочем, отмечает Макаров, исчезнет потребность в осваивании только простого программирования — кодирования. Для решения нестандартных и сложных задач усилия квалифицированных программистов по-прежнему будут необходимы. При этом отраслевым специалистам «абсолютно необходимо понимать, как работают информационные технологии», уверен Макаров, так что изучать принципы IT все-равно придется всем.

Цифровые устройства уходят с рынков
Множится число «детей» цифровой революции, которых она на втором этапе начала «убивать». «Мы видим, как целый ряд цифровых устройств — фотоаппараты, диктофоны, телефоны, компьютеры, будильники — сейчас заменяются одним устройством. Очевидно, что подобные процессы будут происходить и в других сферах», — уверен генеральный директор ООО «Центр речевых технологий» Дмитрий Дырмовский. При этом, отмечает он, спрос на отдельные устройства, а значит, их производство и соответствующие рынки будут умирать.

Яркий пример — рынок цифровых навигаторов, как автомобильных, так и прочих. GPS-навигаторами теперь снабжены все современные смартфоны, и их предпочитают использовать даже профессиональные таксисты. По данным портала CNews, с начала 2013 года аналитики фиксируют отрицательную динамику продаж навигаторов.

Уходят в прошлое бытовые цифровые фотоаппараты и видеокамеры — их успешно заменяют смартфоны и планшетные компьютеры.

По данным компании GfK, в первом квартале 2017 года оборот рынка фототехники в нашей стране (без учета карт памяти) снизился на 28% по сравнению с первой четвертью 2016 года. В штучном выражении продажи и вовсе рухнули в годовом исчислении на 41%.

Без туризма и гипермаркетов
Технологии IoT (интернета вещей) радикально трансформируют сетевой ритейл, считает Дмитрий Дырмовский: «Скорее всего уйдут в прошлое огромные полки супермаркетов. Все будет оцифровано, и мы, не выходя из дома, сможем в 3D-реальности примерить продаваемые вещи и заказать их по интернету».

В ближайшем будущем уйдут с рынка многочисленные фирмы, специализирующиеся на охране объектов, уверен Дмитрий Дырмовский. «Современные средства безопасности, использующие биометрию и другие охранные технологии, выполняют охранные функции гораздо более качественно, поэтому нынешний гигантский рынок «живых» охранников точно будет схлопываться», — утверждает глава ЦРТ, специализирующейся на IT-решениях для безопасности. По его мнению, от распространения цифровых технологий может пострадать и туристический бизнес, являющийся важной отраслью экономики для Петербурга.

«Сейчас, на первом этапе цифровизации туризма, люди организовывают поездки с помощью интернета, отказываясь от посреднических услуг турфирм. На втором этапе многие, возможно, вообще перестанут ездить, особенно на дальние расстояния, поскольку так называемая «дополненная 3D-реальность» предоставит людям впечатления и эмоции, вполне сравнимые с теми, которые дают физические поездки», — считает Дырмовский.

Переворот в судостроении
Дмитрий Дырмовский прогнозирует и переворот в петербургском судостроении. «Цифровые технологии заменят нынешнее натурное моделирование, которое составляет значительную часть процесса создания судов. Такие примеры уже есть в Петербурге. Поскольку крупные суда в Петербурге не строятся, а лишь проектируются и моделируются, то нынешние огромные корпуса предприятий, в которых размещаются модели, будут не нужны. При этом высвободится большое число рабочих и техники, закроются фирмы, специализирующиеся на изготовлении таких моделей», — уверен гендиректор ЦРТ.

Подобная трансформация, по его мнению, произойдет во всех отраслях петербургского тяжелого машиностроения — в электроэнергетике, в оборонном комплексе, у производителей тракторов, других машин и оборудования.

Печатают бусы, кости, зубы и коттеджи
По мнению совладельца холдинга «Теплоком» Андрея Липатова, аддитивные технологии, основанные на применении 3D-принтеров, вскоре произведут революционные изменения во многих производственных технологиях. Ведь 3D-принтер может реализовать в натуре (из тысяч материалов, спекаемых при облучении лазером) любой творческий замысел конструктора — будь то архитектурный макет, станок, сладкий торт или медицинский протез.

Стремительное снижение стоимости 3D-принтеров сокращает сроки их окупаемости и удешевляет производимые ими изделия. Уже сейчас во многих случаях производить изделия на 3D-принтерах выгоднее, чем заказывать их на обычных предприятиях — и быстрее, и дешевле. «Зачастую это дешевле в десятки раз», — утверждает Липатов.

По словам Дениса Власова, владельца компании «3DSLA.RU — Российские 3D принтеры», которая сама производит 3D принтеры, они уже часто используются в ювелирном производстве и в медицине — для производства разного рода имплантатов: зубных протезов, искусственных костей, позвонков, суставов и т.д. «3D печать индивидуальных медицинских изделий произвела настоящую революцию в этом разделе медицины», — утверждает начальник управления информационных технологий Центра Алмазова (ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России) Дмитрий Курапеев.

3D принтеры закупает все больше малых компаний, а производители самой разной индивидуальной и мелкосерийной продукции все чаще обращаются именно к таким фирмам, лишая заказов традиционные предприятия. Промышленные принтеры, по словам Дениса Власова, активно применяются в авиационной и космической индустрии, где они фактически заменяют целые заводы.

Аддитивные технологии вскоре произведут революцию в строительстве, уверен Липатов: «Уже сейчас в разных странах коттеджи собирают из блоков, напечатанных на 3D-принтерах. Через несколько лет строительство зданий полностью перейдет на эту технологию и это «убьет» целый ряд отраслей стройматериалов».

«Цифровые технологии серьезно изменили сферу разработки и производства медицинского диагностического оборудования, а внедрение IT-решений меняет процессы в здравоохранении, оптимизируя их и повышая эффективность», — говорит исполнительный директор НИПК «Электрон» Константин Рожков. По его словам, цифровизация изображений диагностических приборов (например, рентгеновских аппаратов) позволила избавиться от неудобных пленок и специальных лабораторий для их обработки. Помимо прочего, это означает постепенный уход с медицинского рынка компаний, производящих такие пленки и химреактивы для их обработки.

Беспилотники изменят города
Большие изменения, как считают эксперты, произведет широкое внедрение роботов. В отдельных сегментах процесс уже начинается. Например, на транспорте — беспилотные системы управления заменяют живых водителей.

Подобная трансформация начинается и в России. Так недавно правительство РФ занялось созданием инфраструктуры беспилотного транспорта, причем, как пассажирского, так и грузового.

Генеральный директор ГК Robotikum Роман Усатов-Ширяев считает такой шаг правительства вполне своевременным: «Перевозки людей и грузов беспилотниками станут массовыми гораздо быстрее, чем многие думают. Технологические проблемы беспилотного наземного транспорта в основном уже решены. Настало время его массового производства и создания инфраструктуры. Несколько компаний уже производят беспилотные автобусы — и не для научных исследований, а для конкретных заказчиков, собирающихся использовать их для реальных перевозок».

Большой небесный брат
Авиационные беспилотники уже сильно изменяют, по словам Усатова-Ширяева, отрасли, где необходимо наблюдение с воздуха и выполнение простых механических операций. Последнее востребовано, например, в сельском хозяйстве — разбрызгивание на поля удобрений и средств борьбы с вредителями, что раньше выполняли пилотируемые самолеты.

Противопожарным службам беспилотники удобны для мониторинга территорий с целью своевременного обнаружения возгораний. Воздушное наблюдение вообще востребовано в самых разных сферах — в военно-разведовательной, для топо-геодезической съемки, при геолого-разведовательном поиске полезных ископаемых и т.п.

«Нефтяные компании уже активно заказывают мониторинг состояния нефтепроводов — услуги беспилотников обходятся гораздо дешевле, чем людей-инспекторов, особенно в болотах и на других малодоступных территориях, — утверждает глава Robotikum. — То же самое с мониторингом линий высоковольтных электросетей».

Медленная смерть
Как утверждает вице-президент Фонда «Центр стратегических разработок» Владимир Княгинин, по разным оценкам «час Х» для предприятий наступит в районе 2025 года: «Те, кто к этому времени не цифровизуются, должны будут уйти на периферию или вообще покинуть рынок — их просто вытеснят более передовые конкуренты». К этому времени, говорит он, будут отработаны все технологии первого этапа цифровой революции, внедрение которых значительно снижает издержки и повышает эффективность производства. «Я был недавно на заводе «ТехноНиколь» в Рязани, так только первоначальная цифровизация сразу повысила им эффективность операционных процессов на 20%», — приводит пример Княгинин.

В то же время, все эксперты отмечают, что инвестиции в новые технологии в России идут с большим трудом — в силу экономической нестабильности, создающей большие проблемы в прогнозировании любых процессов (в том числе, инвестиционных), и чрезмерного государственного регулирования. Это регулирование мешает внедрению инноваций даже в тех редких случаях, когда компании к ним готовы. «Государственным компаниям запрещено участвовать в совместном RND с внешними компаниями, — привел один из удивительных фактов Роман Усатов-Ширяев. — Правда, эта проблема осознана руководством страны, и недавно президент Путин распорядился создавать при госкорпорациях венчурные фонды».

Пока все основные барьеры на пути цифровых инноваций будут сняты, традиционные компании могут чувствовать себя относительно спокойно — они не получают больших выигрышей в эффективности, которые дает «цифра», но зато избегают больших стрессов: сокращения персонала, полной перестройки производственных процессов, и так далее.

Примеров массовых увольнений людей вследствие успешно осуществленной технологической перестройки в Петербурге в последние годы не было. Это хорошо для рынка труда, но плохо для конкурентоспособности экономики.

Источник: РБК